Возвращаемся ли мы к холодной войне?

d11ea8ae

Холодная война Заголовки газет от Москвы до Вашингтона, от Сиднея до Киева сходятся на том, что холодная война возобновилась.

«Вторжение танков и живой силы в государство-сателлит, высылки шпионов по принципу «око за око», рискованные военные игры по принципу «кто первым струсит» с участием ядерных бомбардировщиков и истребителей-перехватчиков, отключение газа, сердитые перепалки дипломатов — все это не зря кажется вам чем-то знакомым», — пишет обозреватель The Guardian Саймон Тисдолл. «Заголовки газет от Москвы до Вашингтона, от Сиднея до Киева сходятся на том, что холодная война возобновилась», — продолжает он.

По мнению Тисдолла, многое действительно напоминает прежнюю холодную войну. «Но на сей раз поле битвы не столь обширно, а линии фронта менее четкие», — пишет автор.

Тисдолл перечисляет различия.

Первое: «новая конфронтация наподобие холодной войны» не будет по-настоящему глобальной. Если в 70-80-е годы самые разные страны были театром «войн чужими руками» между силами, которым помогали СССР и Запад, то сегодня у Москвы мало друзей и союзников. «Развивающиеся страны типа Нигерии, Бразилии, Индонезии, Южной Африки и Мексики не нуждаются в политическом или военном покровительстве Москвы, да и не желают его. Индия, крупнейшая в мире демократия, косо смотрит на российскую авторитарную систему. Китай воспринимает Россию прежде всего как источник дешевой энергии и сырья», — говорится в статье.

Но у США тоже поубавилось друзей. С окончанием холодной войны США сочли, что наступило время американской глобальной гегемонии. «Спустя четверть века это самодовольство испарилось, как и во многом международное доверие к лидерству США. Как показал саммит G20, страны вроде Бразилии заинтересованы следовать курсу США в отношении России не больше, чем, например, в сферах национальной безопасности и законов о невмешательстве в частную жизнь», — говорится в статье. Если США и Россия хотят подраться, то на сей раз у обоих будет гораздо меньше сторонников, заключает автор. Возможно, Китай и другие только обрадуются, что «старые» сверхдержавы будут изматывать друг дружку.

Второе отличие: идеологическая борьба между марксизмом и рыночным капитализмом почти прекратилась. Ее сменило соперничество ценностей — например, честных и открытых выборов с системой управляемой демократии.

Третье: в основном нет некоторых худших крайностей холодной войны — например, гонки вооружений.

«Если взглянуть под другим углом, можно утверждать, что холодная война никогда не прекращалась или что, как минимум, был лишь краткий перерыв в 90-х, завершившийся 15 лет назад, с приходом Путина к власти. Двустороннее соперничество «чужими руками» за власть и влияние продолжалось, но в иных формах», — пишет Тисдолл, упоминая о Сирии и Иране.

«Шпионаж, хищения информации, экономический шпионаж и убийства также остаются важным элементом дисфункциональных отношений США и России», — говорится в статье. Используются «новые вооружения информационной эпохи». По мнению Тисдолла, Россия лучше научилась распространять пропаганду.

«Но, пожалуй, лучше, чем все остальное, в сценарий «новой холодной войны» вписывается резко-ядовитый характер самого Владимира Путина», — считает Тисдолл. Подобно Хрущеву, Брежневу или Андропову, Путин кажется то беспощадным, то обаятельным, то крайне безрассудным. Его пламенная вера в величие России — движущая сила его миссии по проекции российской мощи. «Его способность игнорировать соображения морали, нормы закона и элементарное человеческое сострадание превращает его в опасного и изобретательного противника», — говорится в статье.

По мнению Тисдолла, Запад наконец-то получил ответ на вопрос «Ху из мистер Путин?». «Это человек, который вернул моду на холодную войну», — считает автор.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *